fbpx
Переосмысление Backstreet Boys: звукорежиссер Крис Бетеа о записи новой версии легендарного сингла на микрофон «Союз» 20 лет спустя

Переосмысление Backstreet Boys: звукорежиссер Крис Бетеа о записи новой версии легендарного сингла на микрофон «Союз» 20 лет спустя

Прошло 20 лет с тех пор, как разрывающий чарты суперхит «I Want It That Way» увидел свет. В честь юбилея группа решила вернуться в студию и перезаписать сингл в новом исполнении.

Мы побеседовали с Крисом Бетеа, осуществлявшим запись и сведение «реинкарнации» песни. Крис поведал нам о своем подходе в работе с культовым произведением современной музыкальной истории, для чего ему пришлось объездить страну; а также о том, какую важную роль сыграл микрофон Союз 017 TUBE в этом процессе. Читайте наше интервью с Крисом и послушайте новую версию песни.

Расскажи нам о своем опыте. Как ты пришел в мир звукозаписи?

Как и большинство ребят, я играл в разных группах, когда был подростком. Поэтому я хотел стать гитаристом в профессиональной группе, когда вырасту – наверно, как и любой старшеклассник. У меня был запасной план — стать инженером; возможно, это ужасный план, но мои родители его поддерживали.

Я поступил в школу при Университете Северной Алабамы, чтобы изучить техническую сторону музыки, и параллельно играл в группах, придерживаясь своего изначального плана, но по окончании учебы я понял, что технический аспект музыки мне более интересен, чем сама игра. В школе я изучал все, что связано со звукозаписью, а затем практически поселился в местной студии и впитывал в себя весь опыт, какой мог. Это стало моей страстью вместо музыки.

Я понял, о чем ты. После игры в группе первый опыт звукозаписи просто опьяняет. Ты открываешь для себя, как это круто — создавать новое звучание.

Именно так! Помню, как мы ездили в тур, впятером теснясь в машине (а бензин в то лето стоил недешево), и я думал: «Не уверен, что такая жизнь – для меня. Я могу вернуться в студию, и все наладится». Тебе не нужно сталкиваться с такими проблемами каждый день. Я быстро отошел от разъездной жизни.

Я тогда обитал во Флоренсе, Алабама – а это почти в двух шагах от Масл-Шолс, который славится своей богатой музыкальной историей. Там расположено много студий, и я проходил стажировку у парня по имени Гэри Бэйкер. Гэри получил Грэмми за написанный им хит «I Swear», который исполнили Джон Майкл Монтгомери, а затем All-4-One. Крутая песня.

Он строил свою студию в центре Флоренса во время моей стажировки, поэтому я мог наблюдать, как создается многомиллионная студия. Ей занимался Майкл Кронин, который строил студии по всему миру. Я присутствовал там с самого начала и смог подружиться с Гэри и другими композиторами, а также принес немало пользы как стажер.

Ты думаешь, что все знаешь, пока не окунешься в реальную работу

Он дал мне возможность поработать его техником, а на тот момент у меня не было такого опыта. Ты думаешь, что все знаешь, пока не окунешься в реальную работу. В течение нескольких лет я работал во всех проектах Гэри. Мы проработали с ним вместе около десяти лет, а затем он продал свою студию Университету Северной Алабамы, хотя там по-прежнему находится его офис, и в студии до сих пор есть моя комната для сведения. Теперь я в основном свожу, но иногда записываю то, что мне интересно, или то, что продюсирует Гэри.

Как ты познакомился с микрофонами «Союз»? Как открыл для себя микрофон 017 TUBE?

Это интересная история. Если начать сначала – Backstreet Boys наняли Гэри продюсировать «I Want It That Way», и мы знали, что нам придется поездить — в группе пять человек, и будет непросто собрать их в одном месте в одно время.

У нас были микрофоны, которые мы использовали несколько лет, принесшие нам счастье, но для этого проекта с его размахом я был готов попробовать что-то другое, — то, что могло сделать меня еще более счастливым. Я начал свою охоту в интернете и стал натыкаться на информацию о «Союзе» и 017 TUBE, а также слушал отзывы своих друзей.

Брэд Крайслер – мой друг и хороший продюсер из Нэшвилла, — звонил мне несколько раз и говорил: «Чувак, эти микрофоны – волшебные. Я даже перестал пользоваться другими микрофонами. Не знаю, в чем дело, но это какая-то магия». И я постоянно слышал от людей похожие вещи.

Я не супер-технарь и не в курсе всяких микрофонных новинок – это не моя епархия. Если я и собираюсь что-то купить, то мне нужно знать, повлияет ли это на мой звук или нет. Это должно звучать лучше, чем то, что я использовал до этого. Каждое полученное впечатление и каждый прочитанный в интернете отзыв вызвали у меня чувство, что 017 TUBE может стать моим козырем и позволит с меньшими усилиями получать классный вокальный звук.

Если я собираюсь что-то купить, мне нужно знать, повлияет ли это на мой звук

Мы сидели в студии и записывали перкуссию для песни; я тогда подумал про вокал и сказал: «Чувак, я точно куплю этот микрофон». Я никогда им не пользовался и не понимал, во что ввязываюсь, но все же решился и надеялся, что этот вариант сработает. Я купил его; включил и просто поговорил в него и подумал: «Я хочу рассказать какую-нибудь историю. Он потрясно звучит, даже если просто говорить в него!».

 

Запись Кевина Ричардсона на 017 TUBE

В общем, я упаковал микрофон и вылетел на запись вокала, не зная, во что вообще ввязываюсь. Я приехал в студию в Лас-Вегасе; там уже стоял микрофон Sony C800. Я сказал им: «Ладно, ребята, а теперь мы снимем этот микрофон и попробуем “Союз”».

Ник Картер первый записывал вокал в тот день. Я немного нервничал: у меня микрофон, который я никогда не использовал, и я собираюсь записать одного из самых известных поп-певцов в истории. Но как только он начал петь, я выдохнул с облегчением – звучало все шикарно. Просто высший класс.

Я услышал очень много похвалы от других техников в студии и от людей, присутствовавших при записи. Все были в шоке и спрашивали: «Что это за микрофон?»

Тогда я рискнул, взяв этот микрофон, но сейчас я просто не могу представить себя без него.

Потрясающе. Это лучшее, чего мы могли бы желать. Нам нравится, что микрофоны сами говорят за себя, и это здорово, что он сослужил тебе такую службу.
Ты когда-нибудь разбирал его, смотрел, как он устроен внутри?

Вообще-то да. Этот микрофон так и вдохновляет людей встать перед ним и петь в него – из-за его красоты и бросающегося в глаза искусного исполнения. Он отличается от других микрофонов, и это очень чувствуется. Внутри он выглядит потрясающе – это видно даже непосвященному человеку. Я не очень много знаю о его начинке, но все равно могу сказать – выглядит это круто.

Мы уже немного затронули эту тему, но все же – как именно ты пришел к работе с Backstreet Boys? Это из-за твоего сотрудничества с Гэри?

Мы долго проработали с Гэри и стали командой. Если он работает над каким-либо проектом, я обычно задействован как техник или занимаюсь сведением. Они обратились к Гэри, а это значит, что я тоже в деле. Гэри работал с ребятами еще в начале их карьеры, поэтому у них уже успели сложиться теплые отношения.

О, этот фактор доверия!

Они доверили Гэри работу над песней, а Гэри доверил мне ее техническую сторону. Он дал мне возможность оформить все в лучшем виде с точки зрения оборудования и сведения, а я дал ему в лучшем виде сделать продакшн. Это и есть хорошая командная работа.

На что похож опыт студийной работы с Backstreet Boys? Инструменты тоже записывали?

Мы записали все инструментальные дорожки на нашей студии в Алабаме – все это сыграно настоящими музыкантами на настоящих инструментах.

Затем нам нужно было записать пятерых вокалистов, поэтому мы сделали пару остановок в пути. Мы ездили в Лас-Вегас, Лос-Анджелес, а один из ребят приезжал к нам в Алабаму.

Общая атмосфера была потрясной. Эти парни состоят в группе уже 26 лет, поэтому пребывание в студии стало частью их жизни. С ними очень удобно сотрудничать – они работали в любых условиях, какие только можно представить, поэтому с ребятами было очень легко. А еще они настолько профессиональны, что не нужно прилагать неимоверных усилий – просто дай им хороший микс, и они уже счастливы. Это был очень легкий и приятный процесс.

Поначалу я был немного напряжен, но потом понял – ого, я записываю такой хит, и это совсем не страшно, правда?

Какое еще оборудование ты использовал для записи вокала? Было ли достаточно одного 017 TUBE в твоем путешествии по студиям?

Каждый раз при записи вокала я подключал «Союз» к своему ланчбоксу, в котором последовательно соединены предусилитель Maag Audio PRE- Q4 и компрессор Tube-Tech CL1B – вот моя вокальная цепочка оборудования для данного проекта.

Когда я еще был в Алабаме, я прогнал 017 TUBE через несколько предусилителей со своим голосом. Самым интересным мне показался Maag – у него довольно прозрачное звучание. Мне кажется, использование 017 TUBE с Maag и компрессором Tube-Tech – лучшая комбинация для вокала, которую я когда-либо собирал. Это воздушное звучание получается действительно волшебным.

Так как я использовал один и тот же микрофон и предусилитель для каждого вокалиста, это дало целостность звука. Приходилось несколько раз брать фрагменты дорожек с предыдущих сессий – и звук был совершенно неотличим. Это реально круто.

У каждого певца было ограниченное время, поэтому нам было некогда подбирать для каждого разные предусилители или компрессоры – мы просто не могли позволить себе такой роскоши. Единственным отличием были их голоса. Как только каждый из них напевал мне пару строк, я немного корректировал частоты – применял соответствующие настройки индивидуально для отдельного вокалиста. Вот и вся разница при работе с певцами из группы.

 

Запись Хауи Ди на 017 TUBE

Это все проясняет, потому что я задавался вопросом: как тебе удалось свести вокальные дорожки разных вокалистов и какие это могло повлечь конфликты в звуке?

Если честно, я об этом даже не думал. Один микрофон для разных вокалистов не вызывал моего беспокойства – у меня никогда не возникало с ним проблем и не было ситуаций, когда я хотел получить иное, чем у него, звучание.

Для вокалиста тоже важно понимать, что он поет в хороший микрофон. С точки зрения звукорежиссера, иметь такой микрофон – счастье

У всех пятерых ребят и так совершенно разные голоса. Мне казалось, что моя вокальная цепь для записи подчеркнет особенности их вокала. Я не гнался за различием в звучании — их голоса отличались сами по себе.

С большинством микрофонов, которые я использовал до этого, приходилось обрабатывать дорожку в зависимости от песни и исполнителя. Но когда я пробовал 017 в нескольких сессиях, всегда происходило одно и то же – я записывал вокал, а при сведении говорил: «Черт, можно просто накинуть немного реверберации на дорожку – и готово!».

Для вокалиста тоже важно понимать, что он поет в хороший микрофон. С точки зрения звукорежиссера, иметь такой микрофон – счастье.

Звучал ли кто-то из пятерых ребят особенно хорошо с 017 TUBE, или микрофон показал себя одинаково хорошо для всех?

Я бы выделил Брайана Литрелла – от его пения у меня просто мурашки по коже. Может быть, это из-за сочетания его голоса с этим микрофоном; может, из-за самой песни в новой аранжировке; а, может, все вместе взятое. Звучит это просто здорово – а для меня вообще идеально.

Я уже говорил, что не являюсь супер-техником. У меня нет всех на свете микрофонов и я не люблю болтать о железе, поэтому для себя я ищу то, что кардинально бы изменило мою работу, и я нашел это, чувак! Теперь я не могу представить себе работу с другим микрофоном.

Звучит так, будто ты слишком занят работой с этим самым железом, что нет времени о нем болтать.

Ха-ха, точно. Это бросалось в глаза всем, кто работал со мной.

Сингл звучит потрясающе. Когда я послушал его впервые, он звучал для меня очень современно и насыщенно. Он заметно отличается от своей оригинальной версии 90-х. С точки зрения слушателя, не создается впечатление, будто ты пытался воссоздать его изначальную версию – он звучит как самостоятельная песня, но с данью уважения к оригиналу. Применялся ли какой-либо особый подход к записи и мастерингу песни?

Ты дал очень точное описание песни. Мы не собирались вернуться в прошлое и воссоздать оригинал — нашей идеей было дать больше акустического звучания. Думаю, запись песни, исполненной настоящим коллективом музыкантов, будет звучать совсем по-другому. Как только они начнут играть, ты сразу скажешь, что это “I Want It That Way”, но уже более зрелая и живая. Мы хотели добавить все это, в то же время ничего не отнимая. Мне кажется, нам это удалось, сохранив основу песни, но при этом добавив немного своих оттенков.

Думаю, хорошая песня, записанная иначе, остается хорошей песней. В данном случае есть оригинал, которому дан новый виток, и мы можем услышать ребят по-новому, какими их не слышал никто. Хорошая песня, записанная иначе, остается хорошей песней

Главное отличие в нашем случае – пятеро музыкантов с новым видением, поэтому все произошло естественным образом. Мы не особо старались добиться такого результата намеренно – песня сама нашла способ сделать это.

Именно это и делает песню бессмертной.

Совершенно верно.

Как происходило сведение песни?

Мы распределили работу между собой, причем я заранее знал, что буду сводить эту песню, поэтому мне было проще приступить, так как я уже имел в голове конечный результат работы.

Я всегда топлю за «цифру» — не работал с консолями, но работал с компьютерами, — может, поэтому я немного не соответствую своему возрасту.

Ты удивишься, но эквализация вокальных дорожек в миксе была минимальной. По большому счету, сами вокальные дорожки не претерпели больших изменений на пути от записи до финального микса. Мы получали нужный нам звук в самом начале; а если изменения и были, то минимальные.

Мне казалось, что сам процесс сведения не стоил мне никаких усилий, потому что на него ушло не так много времени. Но было проделано много подготовительной работы: я наруливал нужный звук в течение нескольких недель – возможно, потратил даже пару дней, чтобы убедиться, что это звучит хорошо, насколько это возможно.

Затем мы отдали микс Грэгу Калби из студии “Sterling” на мастеринг. Он – один из лучших профессионалов, просто феноменальный тип.

Было немного боязно сводить, учитывая тот факт, что ты не сможешь предугадать реакцию людей на иное звучание такой значимой песни такой значимой группы.

Я пытался придать миксу ощущение песни, сыгранной вживую, без излишеств; старался сделать ее настолько простой, насколько мог. К счастью, люди это слышат.

Да, она не звучит как типичная «вылизанная» поп-песня, а звучит очень органично.

Такова и была цель.

Над чем сейчас работаешь?

Я сейчас работаю над записью и сведением альбома для дуэта Penny and Sparrow – он выйдет в августе. Это отличная работа и отличные ребята – поэтому, думаю, людям это зайдет. Мы тоже использовали микрофон «Союз» при записи.

Я часто работаю в Южной Африке, и сейчас сотрудничаю с одним южноафриканским артистом.

У меня в планах записать группу из Флориды под названием The Icarus Account и греческую группу Oh Jeremiah.

Для меня это серьезный масштаб: сегодня я в Южной Африке, завтра в Ирландии, послезавтра – на студии в Масл-Шолс.

Поскорее бы услышать!

Узнать больше о Крисе и его работах: http://www.chrisbethea.com/
FB: https://www.facebook.com/chrisbetheamix/
IG: @chris_bethea
Twitter: @chrisbethea